Геополитическое путешествие. Часть 1: Путешественник («STRATFOR», США)

От редакции BBS News: Эта статья – первая часть из серии дорожных репортажей, что их написал доктор Джордж Фридман во время своего путешествия по Турции, Молдове, Румынии, Украине и Польше в течении нескольких недель 2010 года. Джордж Фридман – основатель и генеральный директор компании Strategic Forecasting, Inc. (STRATFOR), которую часто называют «теневым ЦРУ», онлайн-издатель геополитической аналитики, пионер частной разведывательной деятельности. В этой и в следующих семерых статьях он размышляет на темы международной политики в контексте окончания Холодной войны, баланса сил в Европе, перспектив восточноевропейских стран в противостоянии Запада и Востока, вариантов сдерживания экспансии России и Германии после кризиса 2008 года. Джордж Фридман приходит к выводам, что чуть ли не единственным инструментом сохранения мира в Европе и мире, сдерживания агрессии современной России, защиты от дальнейшей интеграции России и Германии и историческим шансом на успех для стран, которые он посетил, является интеграция Балтийско-Черноморского региона, истоки чего он находит в идеях Междуморья, которые в свое время вынашивал Юзеф Пилсудский.

Геополитическое путешествие. Часть 1: Путешественник

Я буду стараться писать объективно. Конечно же, что все эти впечатления являются лично моими, но я, все же, стараюсь быть непредубежденным и этому есть три причины. Во-первых, я не настолько заангажирован, как это может показаться из моих записок. Во-вторых, мир намного более интересен, чем моя писанина и я сам, а претендировать на противоположное я считаю нарциссизмом. В конце концов, с того времени, как я основал STRATFOR и по сегодня, я являюсь его частью. Мои мысли основываются на дискуссиях команды STRATFOR и на тех аргументах, которые из них вытекают. Поэтому, даже то, что я поставил свое имя в заголовке, уже является мягкой формой плагиата. Когда я подписываю статьи своим именем (как это иногда делают и Скотт Стюарт, и Фред Бёртон и прочие), то это лишь потому, что наши маркетологи говорят нам, что мы должны иметь «лицо компании». Мне нелегко понять, зачем кому-нибудь нужно знать о моей скромной персоне, или почему презентировать её является хорошим бизнесом, однако, меня научили никогда не спорить с маркетологами.

Все вышесказанное было написано, лишь бы подготовить читателя к серии статей, которые будут «авторскими» в том понимании, что они будут касаться того, что я лично сам буду делать. Мы с моей женой (которая давно запланировала эти путешествия и четко их организовала) собираемся проехаться этими странами в течение нескольких недель. Причины, по которым я туда еду, касаются геополитики. Все эти страны стоят перед геополитической дилеммой. Каждая из этих стран удивительна по своему, но все, что меня в них сейчас интересует, относится лишь к геополитике. Думаю, что читатели найдут что-то ценное для себя в  моих выводах относительно стран, которые я посетил. Геополитика должны быть безличностной, тогда как метод, которым мы познаем мир, всегда субъективен. Андре Мальро как-то сказал, что способ, которым мы все покидаем свои страны, является национально обусловленным. Кореец видит в Париже совсем не то, что американец. Личное является центробежной силой геополитики, ее ядром.

Есть люди, которые путешествуют, чтобы дегустировать вина, другие – увидеть произведения искусства, третьи – насладиться климатом. Я путешествую миром с целью коллекционирования образцов политики и делаю это в течение всей жизни. Это чудаческое хобби, но должны же быть люди, которые его разделяют. «Геополитический туризм» не является трудным занятием, но заставляет хорошо работать головой. Надеюсь, мои «геополитические заметки» заинтересуют читателя. Думаю, где-то так должны начинаться рассказы.

Место геополитики там, где перекрещиваются география и политика. Она выходит из утверждения, что национальные политические системы находятся в рекурентной зависимости от того, что нации являются заложниками своего географического расположения. Я всегда начинаю свои путешествия с перечитывания истории и литературы тех регионов, куда я еду. Я избегаю всего, что написано аналитическими конторами, отдавая преимущество романам, поэзии и легендам. Когда я прибываю на место, когда я вглядываюсь в ландшафт и разговариваю с людьми, тогда я понимаю, что история всегда рекурентна. Для многих мест события многовековой давности являются вчерашними. Чтение художественной литературы является наилучшей подготовкой к дискуссии о причинах дефицита бюджета страны. Каждая местность и каждый разговор врезаны в века, в реки и горы, которые формируют людей, которые, в свою очередь, формируют век.

После того, как вследствие коллапса 1991 года Советский Союз сократился к размерам старой Московии, многие говорили, что Российской империи пришел конец. Нации и империи являются живыми существами и, соответственно, смертными. Они растут до тех пор, пока их не ограничат границы тел других наций. Так они растут не потому, что их природа является злой. Так они растут, потому что состоят из живых людей, которые всегда хотят быть более защищенными, более богатыми, более уважаемыми. Поэтому, для меня не является непонятным, что Россия, живая и непокоренная, не желает возвращаться к тому, чем она уже когда-то была. Границы царской России и Советского Союза имели все причины находиться там, где они были, и, по моему мнению, Россия безусловно будет искать средств вернуться к этим границам. Это не зависит от лидеров или политики. Сегодня Нового Мирового Порядка не существует, есть лишь переигрывания старого с множеством комбинации его деталей,  как в калейдоскопе.

Наше путешествие проходит по странам Черноморского бассейна, а геополитической «проблемой» этого путешествия (да-да, мои путешествия касаются именно проблем геополитики и мои дети считают это признаком чудачества, исходя из многих причин) является российская территориальная реставрация глазами ее западных и юго-западных соседей: Турции, Румынии, Молдовы, Польши и Украины. Я родился в Венгрии и бывал там множество раз, поэтому мне не нужно туда ехать в этот раз, да и Словакию я хорошо знаю. Моей целью является понять, какой видят реальность эти страны и какой они реальности желают. И не то, что я верю, что их видения и ожидания как-то соотносятся с будущим – мир под них не будет подстраиваться, скорее, мне необходимо видеть тот сектор, где мои взгляды на то, что должно состояться и их взгляды на будущее не совпадают.

Вот что является политической проблемой, темой этого путешествия, но когда я рассматриваю эти страны с точки зрения географии, то вижу, что возникают несколько сопутствующих проблем. Турция, Румыния, Украина и, частично, Молдова – все они тем или иным образом организационно зависят от Черного моря и взаимодействуют между собой, опираясь на этот факт. Это море древнейшей истории. Я также посетил некоторые из стран Карпатской гряды, того барьера, который отделял Российскую империю от Европы в течение столетий, и который русские прорвали во время Второй Мировой войны, этим, частично, вызвав и Холодную войну. Румынию, Украину, Молдову и даже южную Польшу невозможно понять, не понимая роли Карпат в том, как они эти страны соединяют, а вместе с тем и разъединяют. В конце концов, я посетил и Североевропейскую равнину, что пролегла от Франции до России – путь, которым Наполеон и Гитлер проникли в Россию, которым Россия вошла в Берлин. На этой равнине расположена Польша, страна, чье существование зависит от баланса сил между другими странами равнины, равнины, которая обеспечивает для Польши несколько естественных защитных барьеров и в то же время не одиножды приносила Польшу в жертву. Я хочу понять что в следующий раз будет тем чем-то новым и узнать, понимают ли поляки, что, согласно этому чему-то новому, они и сами должны измениться, поскольку равнина не перестанет быть ровной.

Частью геополитических путешествий является и просто опыт местности. В роскоши гостиничного номера с окнами на Босфор я со стаканом выпивки в руке длительное время всматриваюсь в бесконечный караван судов, который направляется сквозь узкую протоку и это дает мне непостижимо более полное понимание завоеваний Александра, вторжение Британии в Галиполи или одержимости Трумана Турцией, чем все те книги, которые я прочитал, чем все те географические карты, которые я заучил наизусть. Проезжая горной дорогой в ноябрьских Карпатах, где грабители промышляют, как и столетиями перед этим, я понимаю, почему этот регион никогда не будет полностью укрощен или легко захвачен. Поездка сельской местностью вблизи Варшавы объясняет, почему Наполеон, Гитлер и Сталин совершали так, как совершали, а не иначе, и почему Польша размышляет именно так, как она это делает, и никак иначе.

Идея географического видения на окружающую среду не ограничивается этим путешествием. Я припоминаю свою поездку к озеру Итаска в Миннесоте, где начинает свое течение река Миссисипи, неся свои воды к Сент-Луису,  где с ней сливается Миссури и тогда уже течет вплоть до Нового Орлеана, где товарными контейнерами обмениваются речные баржи и океанские корабли. Ничто другое так, как то путешествие, не способно объяснить лучше истоки истории и могущества Америки, когда ты воочию наблюдаешь интенсивный трафик зерна и стали вверх и вниз по реке. Я понял, почему Эндрю Джексон воевал за Новый Орлеан и подстрекал Техас к восстанию против Мексики. Это объясняет, почему наиболее глубоко ощутил Америку именно Марк Твен, а не кто-нибудь другой.

Во время визита в страны Черноморского бассейна мне повезло, что так много политиков и представителей масс-медиа захотели встретиться со мной. И не удивительно, что это меня продолжает удивлять до сих пор. Когда я был младше, намного меньше известных людей стремились встретиться со мной. Чашечка кофе и серьезный разговор в уютном офисе с влиятельным человеком и сегодня является для меня определенным таинством.

Такие встречи имеют свои собственные опасности, что неким образом отличаются от тех старых опасностей, с которыми я встречался в молодые годы. Геополитика приучает думать образами принуждения и ограничений. Согласно геополитической науке, политические лидеры являются заложниками деиндивидуализированных стихийных сил и имеют лишь несколько альтернатив в долгосрочной перспективе. А еще, когда ты встречаешься с людьми, которые получили власть в своих странах, всегда существует опасность прельститься, начать восхищаться их верой в то, что они собираются делать. Существует опасность, что ты погрузишься в их собственные страсти и станешь доверенным лицом. Также существует опасность превратиться в сухого догматика геополитики, который игнорирует их видение и в своей слепоте неспособного увидеть того, что видят они, или того, что нельзя втиснуть в классические теории геополитики. Очевидно, что я хотел слышать то, что они хотели мне сказать, а это путешествие предоставило редчайшую и ценнейшую возможность для этого. Однако, эти встречи всегда подвергают испытанию мое умение находить свой собственный баланс.

Должен добавить, что у меня есть привычка не раскрывать тайны того, с кем я встречался и не рассказывать, о чем и с кем разговаривал.  Таким образом я и узнаю значительно больше и, соответственно, способен составить более достоверную картину того, что происходит. Прямое цитирование, наверное, наихудшая вещь в мире. Меня много расспрашивают об источниках STRATFOR. Я понял, что мы способны быть более компетентными в долгосрочной перспективе, если не будем раскрывать их. Хвалиться разговорами с сильными мира сего является формой нарциссизма. Тогда как раскрытие темы разговоров с «менее сильными» может оказаться опасным для них самих. И, что самое важное, конфиденциальная беседа всегда более откровенная и человечная, чем разговор, о котором узнают многие люди. Намного лучше вобрать новые знания и сделать их инструментом моей работы, чем отбирать хлеб у репортеров. Я хочу не пикантных цитирований, а системного понимания, которое никогда не сведется к предложению или двум, пусть и переданным буквально.

Также присутствует такая специфическая часть странствования «по-геополитически», которая является и наиболее ценной: прогуляться улицами города. Геополитика влияет на все классы общества, формируя саму жизнь и культуру. Прогулки городом, когда знаешь, что ищешь, можут принести значительный выигрыш. Не идите к памятникам и музеям – они наименее интересны, не идите туда, где бурлит светская жизнь – она везде гомогенизирована глобализацией. Все это заступит вам реальность, тогда как средний уровень жизни и ее самые бедные представители откроют вам глаза. Если за бутиком Montblanc вы попадаете в магазин Gucci – вы попали не туда, куда надо.

Идите в места, где живут люди, о которых вы никогда в жизни не слышали. Найдите школу и понаблюдайте за тем, как из нее расходятся дети после окончания учебы. Вам нужны школы, куда, толкаясь, приходят старшие братья, чтобы провести своих младших сестер домой. Вы там, где нужно. Взгляните на их обувь. Она старая, новая ли? Местного производства, или мировых производителей? Она ухожена, будто очень дорогая, или такая, будто в ней целый день играли в мяч? Понаблюдайте, как дети играют после школы и вы ощутите дух и темп окружающей среды.

Пойдите к магазину. Взгляните на пищевые продукты, которые продаются, особенно на фрукты и овощи. Они свежие? Каких сортов? Взгляните на цены и сравните их с тем, что вы знаете о зарплатах. Потом – взгляните на женщину (да-да, это будет, конечно, женщина), пришедшую за покупками. Избегает ли она дорогих продуктов и покупает ли наиболее дешевые? Останавливается ли она, чтобы покрутить в руках баночку или сверток, приценяясь, а после этого – ставит это на место, или кладет в корзинку или тележку? Когда она на кассе и уже рассчитывается за продукты, то она тщательно пересчитывает купюры из конверта, который она держит в книжке, принесенной с собой, или просто и непринужденно кладет на прилавок несколько купюр? Понаблюдайте за пятью женщинами, покупающими еду после обеденной поры и вы узнаете, что на самом деле происходит в этой местности.

Потом посетите дома, в которых живут местные. Принюхайтесь. Нездоровый запах гнили или сточных вод расскажет вам, к чему они привычны в своей повседневности. Есть ли отделения банков неподалеку? Если нет – значит имеет место недостаток деловой активности, а то они бы тут были. А люди – живут от зарплаты до зарплаты. Мужчины, которые общаются в кафе – каковы они? Преклонного возраста, пенсионеры? Или они молодые? Много ли там мужчин около сорока лет, которые пьют чай или кофе? Они улыбаются и разговаривают, или сидят тихонько, будто у них нет что сказать? Официальная статистика безработицы может быть какой угодно. Однако, когда большое количество 40-летних мужчин не имеют чем заняться, это значит, что существует теневая экономика – та, что не отсчитывает никаких налогов и не находится на контроле у правительства, но является важной составляющей общественной жизни – которая не делает ничего полезного. Правоохранители патрулируют поодиночке, или парами? Чем они вооружены? Они всюду, куда не посмотри, или на четко определенных местах? В конце концов, есть множество вещей, которые помогут вам получить знания, если вы умеете смотреть.

Но наблюдайте ненавязчиво. Оденьтесь в обычную одежду, которая не бросается в глаза, купите пару ботинок, разносите их, а уж потом обувайте. Не разговаривайте. Люди могут учуять в вас иностранца и изменить свое поведение. Растворитесь в толпе и станьте таким, как они. Через несколько дней вы поймете мир этих людей.

По поводу всего этого у меня есть невероятная история, которую сейчас вам и расскажу. Как-то мы с женой были в Стамбуле. Я гостил у мэра города и меня пригласили прочитать лекции для его подчиненных. После многих встреч у нас появилось чуточку свободного времени и мы пошли прогуляться городом. Мы наслаждались этими минутами. Анонимность в густой толпе – это истинное наслаждение. Мы шли и вдруг остолбенели. На большом биллборде через дорогу мое огромное лицо смотрело прямо на нас. Также мы увидели много плакатов, которые рекламировали мои лекции. Мы тихонько прокрались назад в отель. К счастью, я остался неузнанным и мы в этот раз снова попробуем погулять городом.

Существуют три вещи, которые должен делать каждый «геополитический путешественник». Он должен выходить в поле и принуждать себя видеть географический ладшафт, который формирует все. Ему нужно встречаться со всеми лидерами общественного мнения, с представителями всех общественных слоев, которых он в состоянии найти, слушать их и разговаривать с ними, оставив, однако, в сознании такую свободную часть, которая будет воспринимать окружающий мир независимо от его личного восприятия. В конце концов, он должны пройтись улицами. Он не будет иметь возможности встретиться со школьными учителями, банковскими и государственными служащими, авторемонтниками, которые являются солью общества. Да и для них не будет удобно раскрываться перед иностранцем. Да и геополитика учит, что вы должны игнорировать то, что люди говорят, но смотреть на то, что они делают.

Геополитика всюду. Взгляните на принципы избирательного процесса в Америке и вы увидите ее за работой. Я хотел бы иметь достаточно свободного времени, чтобы исследовать некоторые аспекты американской геополитики в деталях. Но геополитика наиболее полезна для понимания конфликтов, и, соответственно, исследователь будет наиболее целесообразен там, где бурлят страсти. Досадно, но в жизни приоритетным является необходимое, а не интересное.

В следующих частях я буду описывать увиденные мною регионы более понятно для читателей. Следующая статья будет о регионе вцелом. Репортажи из цикла «Геополитическое путешествие» временами будут выходить вместо моей еженедельной геополитической аналитики на протяжении нескольких недель, однако, я надеюсь, они для вас будут ценными. В любом случае, дайте нам знать, что вы о них думаете. Мы читаем все ваши электронные письма, хотя не всегда у нас есть возможность отвечать на них. Также ваши отзывы помогут улучшить как эту серию репортажей, так и всю нашу работу вобщем.

Автор: Джордж Фридман

Джордж Фридман – основатель и генеральный директор компании Strategic Forecasting, Inc. (STRATFOR), предоставляющей профессиональные аналитические услуги в сфере стратегического прогнозирования, которыми на сегодня пользуются больше 150 000 подписчиков. Джордж Фридман постоянно публикует собственные статьи и является автором нескольких книг на темы национальной безопасности, информационных войн и разведывательной деятельности, среди которых The Future of War (1997), The Intelligence Edge (1997) и The Next Decade: What the World Will Look Like (2010).

Источник:

Перевод:

This content is republished with the permission of STRATFOR

Related posts:

Короткий URL: http://bbs-news.info/?p=1053

Реклама

Ми на Facebook

Войти | Ukrainian information service