Суп из ботинка Дональда Туска («Gazeta Wyborcza», Польша)

фото: tsn.ua

Фрагменты статьи Ярослава Качинского для издания «Gazeta Wyborcza»

Нужно, чтобы Польша была безопасным государством: как извне, так и внутри – в ощущении своих граждан. Наивным следует признать убеждение (которое, как мне кажется, разделяют премьер Дональд Туск и его министры), что раз с 1999 года мы являемся членом НАТО, а с 2004 – Евросоюза, то нам уже ничего не угрожает. Это демонстрирует непонимание долгосрочных политических и экономических процессов, которые описывал хотя бы американский политолог Сэмюэл Хантингтон (Samuel Huntington).

Это показывает также неумение распознать угрозы для существования Польши как национального государства: ни один из крупных соседей Польши, т.е. Россия и Германия, не только не отказался от политики национальной экспансии, но после 2000 года они, напротив, ее усилили и заново сформулировали. Тем временем под руководством Дональда Туска польские национальные интересы растворились в принадлежности к ЕС и НАТО, а также в блаженном ощущении стабильности существующего статус-кво.

Ничем не подкрепленное чувство устойчивой безопасности привело к формированию у правительства Дональда Туска такого курса внешней политики, который можно назвать стратегией «одышки» или стратегией «конформизма». Это означает, что ставятся лишь сиюминутные (максимум, на один выборный срок) цели.  Т.е. во внимание не принимается ни один из возможных сценариев развития ЕС и НАТО.

В случае ЕС подобные сценарии – это, например, возврат исключительно к зоне свободной торговли; концепция Соединенных Штатов Европы как конфедерации; идея Европы двух скоростей или оси Москва – Берлин как доминирующей структуры в Европе; разделение на малые структурные единицы, например, Северный или Средиземноморский союз; распад ЕС.

В случае НАТО возможен сценарий формирования англосаксонского ядра (США, Великобритания, Канада), к инициативам которого на добровольной основе присоединялись бы другие государства; расширения НАТО на некоторые страны постсоветского пространства (Украина и Грузия) и Израиль; подключения России к альянсу (по трем сценариям); создания единой армии Евросоюза и ослабления связей стран-членов ЕС с НАТО.

Польша должна учитывать различные сценарии эволюции ЕС и НАТО и иметь готовые решения на случай, если какой-либо из них воплотится в жизнь. Когда я был премьер-министром, мы не только рассматривали возможность этих сценариев, но и готовили различные предупредительные меры. В данном контексте очень важна экономическая сила Польши, что в наше время в самой значительной мере определяет суверенность государства. [...]

В контексте альтернативных сценариев для ЕС и НАТО прогрессирующее слияние политики правительства Дональда Туска с приоритетами политики России при одновременном пренебрежении союзом с США, представляется не просто близоруким, но самоубийственным. Особенно если принять во внимание чрезвычайно тесные связи России и Германии, реализующиеся чаще всего через голову поляков: достаточно вспомнить немецко-российский проект «Северный поток» или шире – общую энергетическую политику этих государств.

Сходным образом совершенно непонятно и вредно игнорирование малых государств региона, прежде всего Чехии, Венгрии, Румынии и Словакии. Правительство Дональда Туска имеет право отказаться от концепции «ягеллонской» внешней политики (союза со странами Балтии и Украиной, поддержки этой политики со стороны Чехии, Словакии и Венгрии, а также привлечения к совместным инициативам Грузии, Армении, Азербайджана, а в перспективе и Белоруссии), приверженцем которой был покойный президент Лех Качиньский. Однако правительство Дональда Туска должно предложить какую-нибудь альтернативу.

Этой альтернативой не является «Восточное партнерство» в его нынешней форме, т.к. это лишь огрызок в сравнении с концепцией моего правительства и Леха Качиньского, лишь нечто для успокоения совести, т.к. Евросоюз делает очень мало для постсоветских государств, а в особенности для Грузии и Украины.

Стратегия же «конформизма» правительства Туска заключается в убеждении, что после принятия Лиссабонского договора Польша ничего не может сделать для того, чтобы усилить свое значение и влияние в Европе. Самое большее, что мы можем, это поддакивать сильным европейским игрокам: Германии и Франции. [...]

Внутренняя безопасность Польши – это еще и энергетическая безопасность. А ситуация с ней более чем плохая. Единственное достижение – это строительство газового порта в Свиноуйсьце (Świnoujście). Напомню, что идею строительства выдвинул в 2005 году в ходе президентской кампании Лех Качиньский, и уже будучи президентом, оказывал ей сильную поддержку. Мое правительство не успело воплотить этот проект в жизнь, хотя он был частью наших планов по диверсификации обеспечения Польши газом.

Я напомню, что Евросоюзу пришлось защищать нас от того, чтобы мы на долгие годы не попали в зависимость от поставок газа из России. Ведь польское правительство в лице вице-премьера и министра экономики Вальдемара Павляка (Waldemar Pawlak) хотело заключить договор до 2037 года, вопреки европейским предписаниям отдавало Газпрому контроль над газопроводом «Ямал» до 2045 (правительство не позволяло Брюсселю ознакомиться с операторским договором) и согласилось на очень низкие ставки за транзит (на 70 процентов ниже украинских).

В итоге после выговора и давления договор был заключен на срок до 2022 года, но для Польши он остался невыгодным. У нас все еще нет реальной диверсификации поставок нефти и газа. А не стоит забывать, что это элемент опасной неоимперской политики России (я предостерегал перед ее последствиями в своей статье в сентябре 2010 года) и очень важный фактор в ее внешней политике (информацию на эту тему можно найти, например, в книге Валерия Панюшкина и Михаила Зыгаря «Газпром. Новое русское оружие»). [...]

Автор: Ярослав Качинский

Источник: ИноСМИ

Оригинал публикации: «Gazeta Wyborcza»

Related posts:

Короткий URL: http://bbs-news.info/?p=894

Реклама

Ми на Facebook

Войти | Ukrainian information service